Russia

Viewing only articles categorized with "Russia".

c3c1f30d23c8.jpg
Из воспоминаний известного композитора Никиты Богословского о чекисте-пограничнике, официально уничтожившем 128 человек и задержавшем больше тысячи:
В середине тридцатых годов в СССР был весьма популярной личностью герой-пограничник Иван Карацупа со своим верным псом Индусом. Прославился герой тем, что лично задержал и обезвредил сотни нарушителей границы.
Помимо прославляющих Карацупу статей, о нем была написала книга, а по ней снят фильм «Карацупа и Индус».

В 1959 году нас с Марком Бернесом пригласили принять участие в праздничном концерте, посвященном очередной годовщине пограничных войск. Происходило это торжественно в центральном клубе КГБ на Лубянке. А после концерта всех его участников пригласили к ужину, причем за каждым столиком рядом с выступавшими обязательно сидел и проявлял интенсивное гостеприимство кто-либо из хозяев вечера.

Нам с Марком достался Карацупа (без Индуса), тогда уже пенсионер. Выпили, закусили, как положено. И Марк, будучи преисполнен уважения к заслуженному ветерану и его героическим будням, сказал с пафосом:

— Многоуважаемый товарищ Карацупа! Позвольте мне от имени советских кинематографистов горячо поблагодарить вас за то, что вы лично преградили путь многим шпионам, диверсантам, контрабандистам и прочей нечисти, которые могли бы принести много несчастья нашей великой Родине.

На что ветеран-чекист, уже подвыпивший и слегка размякший, слабо улыбнувшись, посмотрел на нас и с легким вздохом произнес:

— Эх, ребята! Если бы вы знали, в какую сторону они бежали!.

Россия страна здоровых мужиков, которые ничего не производят, но их надо кормить.
Я бы не называл это полицейским государством, скорее мафиозным или бандитским. Лучше всего подходит определение клептократии. С косплеем постсталинского СССР (т.к. силовой аппарат еще недостаточен для настоящих репрессий) и унаследованным раздутым штатом военных.

Про сращивание криминала и силовиков, рост их численности, мы, как жители постсовка, понять может. "- А что им еще тут делать? Электромобили и пармезан?"
Есть и наглядные примеры из настоящего.

Смотрим на Северную Корею - законченная модель, при которой огромная часть населения носит военную форму и тоже не производит практически ничего. По кадрам любой хроники, складывается ощущение, что кроме военных и их семей на производстве кимчи никто там не живет, а вся страна должна со дня на день отправиться в бой.

Такая армия (в первую очередь особистов) не нужна для жизни нищей территории, где из ценностей есть лишь заветы дедушки Ким Ир Сена и лоснящиеся от французских эклеров щеки его внука Ким Чен Ына.

Сменяются поколения вождей, но воины с цивилизацией нет; да и нечем уже, советское ржавое железо под тоннами парадной краски сгнило. А идеология такой воины - "чтобы сосед не жил лучше чем ты" в долгосрочной перспективе обречена. В неё перестанут верить даже фанатики, столкнувшись с реальностью.
Примерно так удивлялись наши деды-красноармейцы, попав в Европу и охренев от их бытового уровня на фоне Сталинского рая (пришлось вычищать наблюдательных дедов-генералов).

Тогда зачем устаревшая армия и регулярные рассказы в газете 진실 о солдатах НАТО, которые хотят захватить недра горы Кымгансан?

Вы уже понимаете. Она нужна не от внешней угрозы, а для сдерживания внутренней. Для воины с уровнем жизни населения.
Ведь кто ловит дивизии беглецов? Они и ловят.

И соседним странам оно выгодно, потому что кому нужны миллионы азиатов из средневековья? Фабрики бесплатных рабов можно оставить и на границе. Кимы одни из самых богатых рабовладельцев современности. Для всего мира официальные плохиши, но одновременно и "уважаемые партнеры" (а кто еще будет в России для китайцев лес заготавливать? БЕСПЛАТНО!). И территория для экспериментов над людьми.

А теперь экстраполируем это понимание на СССР и СССР 2.0, который лепят из пахомии ежегодным раздуванием штата погон и вертухаев. Беспрецедентное соотношение!
Режиму нужны "избиратели", полицаи и внутренняя стена с тупыми, но преданными вертухаями, в дополнение к стене финансовой (когда никто не может уехать по финансовым причинам).

Снова идет постепенная изоляция страны, через создание класса выгодополучателей из числа заключенных, сотрудничающих с администраций. Это дешево в абсолютных величинах и озлобляет по сути однородное, нищее население друг на друга.

Среди пролов будет широкая каста пролов-вертухаев (с погонами, храмами, закрытой социальной лестницей, своими поощрениями вроде бесплатного жилья в контейнере, путевками в Крым, пионерлагерями юнармейцев, пенсиями и тд. Все как в любимом СССР).
И все это будет прикрываться идеологией по защите родины.

Все эти сапоги будут свято верить, да и верят, в то, что они защищают населения не от условного сыра, а от СОЛДАТ НАТО.
На самом деле защищая западные офшоры рабовладельцев и своё право быть рабами.

P.S. В виде документальной иллюстрации, известный сталинский мем "Карацупа и Индус".

Не только Пыня, но и его патриоты-актерики - всё переиграли.
12_5f14310c6903a.jpg
Свое "картофельное обращение" кукуевцы посылают Президенту уже в третий раз.

:putinhappy2::putinhappy2::putinhappy2:
Есть в Бойцовском клубе Магазин для донатеров, за иностранную валюту, называется "Березка". В детстве я не понимал глубины и трагизма столь народного названия.

Цены магазина все 18 лет привязаны к реальным курсам. Потому играть, год от года, становится дороже.

Березка БК.png

Трудящиеся Клуба в него заходили не часто, довольствовались комиссионным шмотом, а чуть позже канализационным. Стоит отдать должное цинизму администрации, заставивших новичков без денег лезть в говно, добывать альтернативную валюту - болты и гайки (конечно их в Березке не принимали, под них были магазины некачественного снаряжения).

Бразуерная игра от советских коммерсов не могла не впитать в себя известнейшее лицемерие СССР, где не только товары, но и люди были разного сорта. Для одних (из столичной номенклатуры и редких белых туристов) это была витрина социализма, а для других (местных аборигенов) - серый бетонный забор в ромбиках и тот самый ежедневный коллектор за талоны и спизженные гайки.
В 1991-м году малочисленные сторонники коммунистического правления хорошо знали одно: их никто не пойдет защищать.

А ведь любопытно – почему? Назвать все население в 1991-м году поголовно антисоветским означало бы – сильно преувеличить. Люди были в большинстве аполитичны. Аполитичный гражданин политических коллизий избегает. Себе дороже, жизнь одна.

Так что же намертво лишило широкие массы чувства патриотизма, лояльности к существующему строю?

Кинем взгляд на фильмы последних пятнадцати лет совдепа: в самых популярных и любимых из них – во всех этих «Ирониях судьбы» – прозвучало бы чудовищно фальшивой нотой любое рассуждение персонажей о судьбах своей страны, своего народа. Поэтому оно и не звучит. Персонажи заняты «обаятельностью и привлекательностью», уместностью новогодних авантюр и успехами провинциалов в столице.

Это был, по сути, плохой звонок для правящих. Страна без патриотизма – не жилец, что отметил еще великий лексикограф Джонсон, чьи слова о «последнем прибежище негодяев» наши очень образованные космополиты трактуют в смысле, строго противоречащем настоящему.

Но в период застоя истерический заряд раннего совпатриотизма выветрился полностью, ничего нового же ему взамен не сообразовалось.

Итак – почему? Увы, не по причине памяти о репрессиях, раскулачивании и расказачивании, гонениям на верующих. (Верующих ведь тоже было немногим больше, чем убежденных коммунистов, среди инертного населения). Не всех эти ужасы коснулись, а кроме того – время прошло достаточное. Хотелось бы думать, что народ помнил и не прощал, но помнили и не прощали не те, кто был большинством.

Есть словцо, из лексикона давних «стиляг», употреблять которое я не люблю, но в данном случае именно оно прозвучит исчерпывающе: жлобство.
Застойный СССР разъедала коррозия жлобства.

Мой родительский дом стоит на Калужском тракте, до сих по какой-то глупости именуемом Ленинским проспектом. Там, где оный пересекается с проспектом Университетским.

Места пафосные, своего рода витрина послевоенной советской Москвы.

Если идти от универмага «Москва» к перекрестку, невозможно было миновать некий магазин с огромными нарядными витринами. Ну да, какая ж «витрина» без витрин? Нарядные большие витрины украшали и «Дом Фарфора», и «Дом Ткани», и ту же «Москву», словом все изобильно рассыпанные по проспекту магазины. В них, конечно, красовались вещи, которых отнюдь не наличествовало в ассортименте. Сия особенность местного колорита изрядно дивила иностранцев, жителями же и гостями столицы из глубинки воспринималась как малоинтересная данность.

А вот в упомянутом магазине, что перед перекрестком к Университетскому, содержимое витрин строго совпадало с выложенным на прилавки. Только подобраться к этому прилавку было непросто. В дверях стоял стул, на котором скучал охранник. Провожая безразличным взглядом одних, он иной раз жестко останавливал других вопросом: «Какая у вас валюта?»

«Небось, не доллАры», отвечает удивленный провинциал, персонаж песни Высоцкого. Тут-то его и заворачивали, а могли и в милицию.

В моем детстве это называлось «сертификаты». Они были тоже разные. Наши (отец получал в них за экспедиции в Гоби) были – с синей полосой. Какая полоса была на других – я не запомнила, ибо в нашей семье их не водилось. Но по одним шел полный ассортимент, по другим – ограниченный. И тут – крошечное, но неравенство. Даже внутри круга «избранных» потребителей.

Ну хорошо, твоя власть, и хочешь ты есть слаще, одеваться наряднее «населения», ну и гуляй Емеля, неделя определенно твоя. Но отчего эта самая «Берёзка» (сим трогательно пейзанским словом назывались изобильные места) непременно должна была сверкать стеклами в людном месте? Да отоваривайся ты своими ананасами и оливковым маслом (немыслимые дефициты) где-нибудь в переулочке, за дверью без вывески. Что не видно, то и не раздражает. Зачем нужно унижать человеческое достоинство – заворачивая на пороге человека, желающего потратить свои честно заработанные деньги?

А деньги, между тем, у «населения» иной раз водились. К примеру, у людей, работавших в условиях вечной мерзлоты. Водились в богатых колхозах, чай время стояло не сталинское. Но, приезжая с ними в столицу, люди, заработавшие толикие куда как тяжко, обнаруживали, что их деньги – второго сорта деньги. А они, стало быть, второго сорта потребители.

Исправить этого законным путем возможным не представлялось. За покупку «тех» денег, сертификатов или иностранной валюты, грозила уголовная ответственность.

Ответ на загадку – отчего кичились неравенством, сословному обществу старой России решительно неведомым, дает все тот же Оруэлл. Члены «внутренней партии» все равно живут скромнее, чем богатые люди прошлого. Но дело само по себе не в лучшем жилье и лучшей еде. Дело в доступе к ним. В привилегиях.

Проще сказать – втихую жрать не сладко. Надо так: ты жрёшь, а они – «быдло», тебе завидуют.

В этом смысле очередная оконфузившаяся представительница «элиты» – прямая идейная наследница советской номенклатуры. (Кстати, и муж-депутат в свое время избирался от КПРФ).

Вникнем в откровения латышской стрельчихи. На первый взгляд странно: раз человек пришел в дорогой ресторан, стало быть – у него есть на то деньги. Какой же он тогда «нищеброд»?

В любом западном ресторане сочтут дурным тоном вникать – по особому случаю человек решил потратиться, либо запросто заглянул перекусить. Клиенты равны все, коли они платят. (Забавно, что все эти илоны-божены относят себя к «западной» ментальности, при подобной дремучей совдеповости). На самом деле сие существо хочет именно привилегий, тех самых, «берёзовых». Есть у тебя деньги – неважно, важно, разрешено ли тебе их тратить так, как тратят «допущенные к».

Только не надо, полупочтенные оппоненты, судорожно изыскивать в ответ привилегий классового общества: купец мол, не мог посещать Дворянское собрание. Мог и посещал на правах гостя, иной раз почетного. Но главное – Купеческое собрание было ничем не хуже. Неплох был также и Народный дом, для собраний крестьянства.

При социализме деньги не были главным. Но кто-то всерьез думает, что это – достоинство социализма?

За деньги невозможно было – купить кооперативной квартиры больше, чем тебе «положено», остановиться в гостинице, съездить в хороший санаторий. Ко всему нужен был еще своего рода «допуск». Сопричастность.

А деньги что – прах. В столовой ЦК КПСС можно было, как описывает автор книги «Номенклатура», пообедать копеек за сорок – отнюдь не макаронами и компотом, дежурными блюдами столовых «для всех».

Страна была пронизана системой привилегий: «Березки» продовольственные, «Берёзки» обувные, «Берёзки» – эти нам казались самыми подлыми – книжные (Советский распределитель). Парадокс: Булгакова свободно покупали исключительно члены МАССОЛИТа и Шариковы со Швондерами.

Не наделенная культурой, невежественная «элита» совдепа могла ощущать себя «избранной» только самоутверждаясь через кураж. Ну, на первом-то этапе – казались слаще репрессии, но затем сделалось ясным, что сия потеха частенько чревата для самих забавников. Самоутверждение через мелочное унижение других – оно много безопаснее.

Этому обучали с детства. «Ты не ел таких конфет – банановых в шоколаде? А у нас их полно».

Но тех, кто хвастливо пожирает более лакомые конфеты, дети обычно бьют. Взрослые не бьют, но – оценивают по-своему. Жлобство властьимущих в СССР и породило полную аполитичность населения.

Возгласи кто в 1991-м: встанем за наши советские ценности! Разбросаем баррикады!

Ответ мог бы быть только один: ишь, морду наел! В «Берёзке» твои ценности, а меня с «северов» туда не пустили! Шел бы лесом… берёзовым.

В последний год медийное пространство сотрясают на диво одинаковые скандалы: даже не дуры-жены, а лица, наделенные сами властными полномочиями, наперебой спешат в самых оскорбительных формах продемонстрировать, что они и «население» – категории разные. «Я б прожила месяц на прожиточный минимум, но мне статус депутата (SIC!!) не позволяет». Беда даже не в том, что особе обязанностью народного слуги видится необходимость кушать лучше народа, вполне способного обойтись «макарошками». Беда в том, что она почувствует себя неуверенно, если это интересное самоощущение интеллигентно утаит от медиа.

Ибо основа ее уверенности в себе – жлобство.

На чужих ошибках не учатся. Впрочем, это ведь и не чужие ошибки. Это ошибки тех же самых лиц, или, во всяком случае, тех же «трудовых» династий.

P.S. ПОЧЕМУ БЫТ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН БЫЛ ИЛЛЮСТРАЦИЕЙ КОЛОНИАЛЬНОГО СТАТУСА

Наш ровесник. Откуда такие социальные лифты? Из биографии, если уметь читать между строк:
В детстве Дегтярёв стал свидетелем гражданской войны в Йемене: его родители работали там в республиканском госпитале

Понятно кто в СССР работал в таких местах. Дальше можно не работать и не учиться, дорожка проложена по рождению. Знай играй "простого русского мужика", хуцпуй на камеру, да в баньку ходи.

Он ведь в видео про "парнасу" (пропитание) рассказывает, когда к холодильнику бездуховный шекель крепит. Все досье на себя выдал, а сам и не понял, спортсмен.

Мастер спорта по фехтованию (ну и грамота "юриста-финансиста" из Самарского метро). В пыненском симулякре это означает профпригодность; ведь некоторые губеры набираются из охранки (из образования - татами или бокс).
"Их университеты", подворотне достаточно.

Уж лучше бы однопартийца - Илью Сергеевича Мендельсона :maddyson: назначили. Кандидат от народа!
JAjqRhkdoLQ.jpg
О России же Бжезинский сказал предельно простую вещь - за ней по-прежнему зарезервировано место в Первом мире.

Mне не хочется никого огорчать, но тут я вынужден заметить, что само по себе вхождение в Первый мир отнюдь не означает попадания в рай. Более того, когда оно свершится, многие окажутся разочарованы. Ведь Первый мир очень неоднороден. Если посмотреть на список стран, классифицирующихся Международным валютным фондом в качестве развитых (а это и есть Первый мир, те 15% человечества, что одно время называли Золотым миллиардом), то мы обнаружим там и Швейцарию, и Чехию. Но в Чехии минимальная зарплата 8 000 крон, а в Швейцарии как раз сейчас профсоюзы добиваются установления минимальной оплаты труда в размере 82 000 крон (в пересчёте на чешские деньги). А если кто-то хочет возразить, что старая добрая Богемия не входит в Первый мир, то я советую ему посмотреть на рейтинги планетарного благополучия. Чехия стабильно занимает в них 24-26 место. В этом году она опередила Италию, не говоря уже о Греции. Тем не менее, минимальная зарплата здесь в пять раз ниже, чем во Франции. И довольно много людей действительно работает за эту зарплату. Это восточноевропейские реалии.

Вернувшись в Первый мир, Россия не будет в нём на первых ролях. Она станет обычной восточноевропейской страной, вроде Польши (только очень большой). Ho даже вхождения в Первый мир в качестве восточноевропейской страны России придётся подождать. Почему - вполне понятно. Из-за советской власти. Ведь советская власть - это не власть Советов, а власть советских. У власти в РФ находится последнее советское поколение. Чтобы осознать, насколько это советские люди, достаточно вспомнить, что Медведев успел побывать членом КПСС (в частной жизни я не знаю ни одного человека его года рождения, побывавшего в этой партии). На Западе не считают возможным всерьёз вести дела с подобными людьми.

Однако через 20 лет Путину будет под 80, a Медведеву - почти 70. Они наверняка уйдут куда раньше. И они действительно последние советские. За ними уже никого.

Дух императора, скажи, долго ли продержатся у власти большевики ...

В 2011 у Богемика была эта заметка :neveru:.
Это когда доллар по 30, Лунтик велит сделать свою Силиконовую долину и выпускать ётафоны, офшоры ломятся от нефтедолларов, а мне на минуту кажется, что в России можно жить.

Почти через десять лет советский генсек Пыня перебьет советского генсека Брежнева, будущие жители Первого мира обменяют свой голос на курицу, а "средним классом" будут называть людей, с месячным доходом чуть больше 200$.

Из Лондона, США и Франции, на недельку, возвращаются партноменклатурные дети, заступить в должность.

В совке не было полноценного гуманитарного образования, его заменяли общими науками и религиозным спамом "марксизьма-ленинизьма".
Технарям было проще, их дисциплины были востребованы и не несли опасности для строя. Отсюда результат в математике и прочих дисциплинах, которыми гордятся по праву. Русские талантливые.

Все что могло зародить в трудовых пчелах самосознание - запрещалось.

Даже после оттепели, ЗА ЧТЕНИЕ чего то посложнее шахматного справочника или беззубой (точнее непонятной для трудящихся) классики, можно было получить очень серьезные проблемы.

Читать запрещалось не всем, партноменклатуре и колониальному менеджменту было можно. Все знали, кто в СССР какого статуса и кто где столовался.
Галковский :DEG: занимался самиздатом и запрещенными книгами, а это уже послесталинское время! На него закрывали глаза.

Раньше - сразу лагеря.

P.S. ПОЧЕМУ БЫТ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН БЫЛ ИЛЛЮСТРАЦИЕЙ КОЛОНИАЛЬНОГО СТАТУСА

Просто колбасу и пломбир ценили недостаточно, на них всё держалось!
С выключением света — очень духовно.

Какую страну потеряли! А если бы рулоны туалетной бумаги разбрасывали ...

Про особенности мировосприятия - нормальные люди смотрят на воплощение антиутопии с отвращением (реально - мрак!); совки, ровно на эти же кадры, с трепетным обожанием или уважительной ностальгией, мол "Какую страну ..."
"Совок" это всегда искаженная аничеловеческая реальность, где черное стало белым и наоборот.

Дореволюционная Россия имела вектор возможности стать хозяевами. Себе, своему делу, своей собственности, своей стране.

После - иметь хозяина.

Вместо царя как хозяина-носителя суверенитета просвещенного государства, хозяина-вождя.
Африканского, при котором убивали / сажали за книгу или фотографию. Где религия сменилась культом, где людей приносили в жертву и жертвенность стала смыслом существования. "Сильная рука" - вот это всё.

И все это подавалось как великое благо!

Вместо ста лет развития, семейный накоплений, личного обогащения и свободы (постепенной либерализации всех сфер жизни) - сто лет рабства, уничтожения и изоляции. При абсолютном обогащении вождей.
Тот же джугашвили, который оставил после себя "пару мундиров и сапог", жил и обслуживался как восточный шейх.
А все семьи и дети партноменклатуры бежали при возможности на Запад. Там же остались их семьи.

Сегодняшнее место России имеет закономерный итог.

Апдейт: На сумасшедших можно посмотреть в комментах, эталонный пример.

Во время войны девушка Галина попала в концлагерь в Норвегии, где норвежский парень подарил ей фото с надписью "Я верю в любовь с первого взгляда".
За это фото на родине Галина получит 5 лет лагерей ГУЛАГа

Почему для любого нормального человека, нормальной реакций служит абсолютная ненависть ко всему этому аду и желание поскорей забыть его, вычеркнуть; потому что этого не должно было существовать.
А любые воспоминания сталинодрочеров или современные заплачки про "нашу общую историю, с которой надо примириться" вызывают желание плюнуть в лицо.
С определенного момента понимаешь - это как общаться с прокаженными. Не говоря уже об откровенно больных головой.

Романтизация этого периода или невероятно глупа и наивна (кто не был сталинистом, тот не был малолетним дебилом :goblin:), или злонамерена ("Можем повторить!").
Как можно считать эту "страну", где население жило с официальным террором, с восстановленным рабством хуже крепостного, и пропускалось через лагеря в масштабов всей территории, не колонией?
Всё наглядно в миллионах историй.

Все что нас окружает сегодня, имеет те корни.

Степень глумления над людьми в Ресурсной Имитации такова, что ты или не доживешь до пенсии, или вместо нее получишь по ебалу.